Лучше меньше, да тоньше

Последнее время меня пробило на какую-то неостановимую языковую игру с фамилиями окружающих меня разумных вроде бы существ.

— Госпожа Канашонок, раз я уж, вероятно, в следующем году с Вами не увижусь, то позвольте поиграться напоследок с Вашей фамилией. И раньше, бывало, игрался: худая, как Карандашонок. А теперь пусть будет Анашонок или Коноплёнок...
— А-а, госпожа Полякова, смеётесь? А знаете, где коноплю выращивают? В поля-ях!

— [Паклин] Андрей Борисович, Вы брились.
— ...
— То-то Вы сегодня Андрей Порезович.
— ...
— Ладно, сегодня Вы выглядите не очень, а то так в иной раз Вы чудесно смотритесь, что достойны Елены Прекрасной, как Парис. И были бы Вы Андрей Парисович.
— Андрей Викторович, Вы, кажется, свой этаж проехали.
— Ах! Что же Вы мне пакли в колёса всё время вставляете?!

— [Стрикос] Эрик Дмитриевич, лето наступило! Берегитесь!
— Кого?
— К Вам, как к брату, начнут липнуть стрикозы! А ещё и оглохнете, батюшка!
— Да с какого же это перепугу?
— Кузнечики громко стрикочут!

— Эрик Дмитриевич, Ваше имя происходит от имени греческого бога Эроса, бога любви.
— ...
— Значит, надо поменять для достоверности одну букву. Будете Эрек!
— ...
— А Вы случайно не на станции Фили живёте?
— Никак нет, сэр. Кстати, по-гречески φίλη — это друг, любовник.
— В таком случае надо переименовать эту станцию в «Фелли». Так прозрачнее будет.

— Эрикос Димитрос, берегите под старость ноги!
— К чему Вы клоните?
— У Вас будет эрикозное расширение вен!

— [Зюзина] Ольга Алексеевна, Вы знаете бытовую технику «ZANUSSI»?
— Конечно!
— Так вот, если слегка ошибиться и записать её как «ZANUZI» (от этого произношение почти не пострадает) и переставить буквы, то получится ZUZINA!
— ...
— А cucina (по-итальянски) — это домохозяйка!

— [Гомаюн] Никита Игоревич, если Вы перейдёте в ряды сексуальных меньшинств, то Вам придётся слегка изменить фамилию.
— Ну?
— Гомоюн. А если в ряды хронических геймеров?
— ?
— Гамаюн.

[Кирэу Еуджениу Геннадьевич]
— Как Вас зовут?
— Женя.
— Нет, а всё-таки полное имя?
— Еуджениу.
— Ладно, я Вас не помню. Кто Вы по фамилии?
— Кирэу.
— А отчество?
— Геннадьевич...
— Точно Геннадьевич? Или снова Гердыберды какой-нибудь?
[Эта же шутка отлично работает на Георгии Джемаловиче Гловели, который и Гловели, и Джемалович, а потом вдруг не Георгий, а какой-нибудь Гердыберды. Идея принадлежит госпоже Залоге Анне Николаевне, за что ей низкий поклон и экскурсия в ломбард.]

Следующая шутка будет лучше выглядеть на бумаге/экране.
— Кирэу вылетел из университета! Что он теперь носит на ногах?
— Что?
— Кирзу!

Придумал новое, надо будет разыграть.
— Ой, Алина Андреевна, Вы в торговом центре давеча закупались?
— Да, а что?
— Будете теперь АШАНёнок.

And now for something completely different.
— What do you call modern-day politics?
— ?
— Poo-litics. Or, if you like it, appallitics.

P.S. И долго я буду помнить, как смеялся над своей же шуткой о подбородке госпожи Асеевой Анны Эдуардовны. После долгих и безуспешных аналогий между её подбородком и подбородком ведьмочки я не нашёл ничего лучшего, как на занятии по французскому сравнить её подбородок с французской седилью (ç). Тонкость шутки была вознаграждена свежайшим творожным кольцом из рук госпожи Асеевой. Вот бы все так ценили мой тонкий юмор.

Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *