Два с половиною века камчатской мудрости

В исторических текстах присутствуют более чем забавные бытописания жителей Камчатки. Привожу два небольших отрывка (пунктуация и орфография скорректированы в пределах необходимого; авторский текст не изменён и не цензурирован). Итак, Камчатка, какой её описали 200–250 лет назад.

Kamchatka volcano

Пиры у них бывают, когда один острог соседей вздумает потчевать, особливо когда где бывает свадьба, или великой какой промысел, а препровождаются наибольше в объядении, в пляске и пении. В таких случаях хозяева гостей потчуют большими чашами опанги столь довольно, что их рвёт по нескольку раз.

Иногда употребляют для веселья и мухомор, известной оной гриб, которым у нас обыкновенно мух морят. Мочат его в кипрейном сусле, и пьют оное сусло, или и сухие грибы, свернув трубкою, целиком глотают, которой способ в большем употреблении.

Первой и обыкновенной знак, по чему усмотреть можно человека, что его мухомор разнимает, — дёргание членов, которое по прошествии часа или меньше последует, потом пьяные как в огневой бредят; и представляются им различные привидения, страшные или весёлые, по разности темпераментов: чего ради иные скачут, иные пляшут, иные плачут, и в великом ужасе находятся, иным скважины большими дверьми, и ложка воды морем кажется. Но сие о тех разуметь должно, которые чрез меру его употребляют, а которые немного, те чувствуют в себе чрезвычайную лёгкость, веселие, отвагу и бодрость, так как сказывают о турках, когда они опия наедаются.

Сие примечания достойно, что все, кои мухомор едали, единогласно утверждают, что какие они сумасбродства тогда ни делают, всё делают по приказу мухоморову, которой ими повелевает невидимо. Но все действия их столь им вредны, что если бы за ними не было присмотру, то бы редкой оставался в живых. Я о проказах камчатских, каковы они делают, не упомяну, ибо сам их не видывал, и камчадалы сказывают о том неохотно, но может быть, что у них дальних и не бывает, для того что они в него въелись, или что не употребляют чрез меру. Что ж касается до казаков, которые оной едали, то сообщу я некоторые сумасбродства, которые я отчасти сам видел, а отчасти слышал от самых тех, кои их делали, или от других людей, коим не верить нельзя.

The Kamchadals

Денщику подполковника Мерлина, которой был на Камчатке у следствия и розыску, приказал мухомор удавиться с таким представлением, что все ему дивиться будут. И сие действительно бы учинилось, если бы не сберегли его товарищи.

Другому из тамошних жителей показался ад и ужасная огненная пропасть, в которую надлежало быть низвержену: чего ради по приказу мухомора принуждён он был пасть на колени и исповедовать грехи свои, сколько мог вспомнить. Товарищи его, которых в ясачной избе, где пьяной приносил покаяние, было весьма много, слушали того с великим удовольствием, а ему казалось, что он втайне пред богом кается о грехах своих. По сей причине подвержен он был нарочитому посмеянию, ибо между тем сказывал то, о чём не всякому знать надлежало.

Некоторой служивой едал, сказывают, мухомор умеренно, когда ему в дальней путь идти надлежало, и таким образом переходил он знатное расстояние без всякого устатку; наконец, наевшись его допьяна, раздавил себе яйца и умер.

Бывшей у меня в толмачах большерецкой казачий сын, опоённый мухомором в незнании, разрезал было себе брюхо по приказу мухоморову, отчего насилу его избавить успели, ибо уже в самом замахе руку ему сдержали.

Камчадалы и сидячие коряки едят мухомор и тогда, когда убить кого намеряются. Впрочем, у сидячих коряк мухомор в такой чести, что пьяному не дают мочиться на пол, но подставляют посуду, и мочу его выпивают, отчего так же бесятся, как и те, кои гриб ели: ибо они мухомор получают у камчадалов, а в их сторонах не родится. Умеренное употребление — четыре гриба или меньше, а для пьянства едят до десяти грибов.

С. П. Крашенинников, «Описание земли Камчатки», гл. «О пирах и забавах камчатских» (1755).

Кому известен секретный рецепт приготовления напитка на кипрейном сусле?

Kamchatka

Камчадалы страстны столько к крепким напиткам, что не могут никак противостоять соблазну. Приехавший в острог купец подносит тотчас чарку вина своему хозяину безденежно; камчадал выпивает и просит другую, за которую уже платить должен; скоро покупает он третью, четвёртую и так далее. Когда находится ещё в чувствах, тогда пьёт вино без примеси; когда же опьянеет, то дают ему пополам с водою. Купцы, чтобы камчадалы не приметили такого обмана, возят вино в сосуде, называемом флягою, которая разделена внутри на две неравные части; меньшая наливается вином несмешанным, а большая весьма слабым. Сего последнего даёт купец камчадалу до тех пор, пока он не упадёт бесчувствен...

И. Ф. Крузенштерн, «Путешествие вокруг света», гл. «О нынешнем состоянии Камчатки» (1805).

Адаптация Monty Python — Bavarian Restaurant Sketch

К сожалению, существующие переводы великих английских комиков Monty Python, чей юмор стал такой же классикой, как и музыка Прокофьева (а тут я сострил), на великий и могучий откровенно скверны. Единственная достойная версия — это переводы Виктора Ланчикова и Дмитрия Бузаджи. Помимо того что Ланчиков написал чудесное пособие «Мир перевода», он ещё и чувством юмора блеснул. И голос у него приятный. Бузаджи же гундосит почти как Володарский (не в одном абзаце с Ланчиковым и Бузаджи будь помянут). На YouTube есть несколько роликов, позволяющих оценить высокое качество их перевода.

Известно, что какие-то, не побоюсь этого слова, плоскодонные бездари из передачи «6 кадров» решили адаптировать известную сцену покупки молодожёнами мебели в магазине, где у консультантов проблемы с размерностями и непереносимость слова «матрац». Сыграно отвратительно. «В лесу родилась ёлочка» просто тошнотворна. Будучи в той же степени, что и Анна Ковшова, подгрузившая изобличающий ролик, монтипайтонистом, я испытал лютую ненависть к отечественным заезженным и замыленным актёришкам, которые привыкли петросянить и выезжать на заскорузлом умилении домохозяек, которые не умеют переключаться с развратнейшего канала «СТС».

Я попытался избежать ошибок шестикадровиков и сделал набросок русской адаптации скетча «Баварский ресторан».

monty python bavarian restaraunt sketch

Официант. Здравствуйте, сударыня! Здравствуйте, уважаемый!
Мужчина. Мы хотели бы поесть.
Официант. Замечательно! Любезно просим вас пройти в ресторан «Золотой погост»!
Мужчина. О! Мы слышали, что это типичный для Сибири ресторан, что в нём можно насладиться национальным колоритом.
Официант. Воистину так, сударь! Это взаправду типичный сибирский ресторан. Еда, вино, прежде всего обслуживание — всё за гранью добра и зла!

Официант подпрыгивает в воздух, хлопает в ладони.

Мужчина. Что означает «за гранью добра и зла»?
Официант. «Очень хорошо»!
Мужчина. Хорошо. Дорогая, это как раз то, что мы искали.
Официант. Могу я повесить ваши пальто?

Официант хлопает в ладони.

Мужчина. О, спасибо!

Баянист играет русскую частушечную мелодию, и два актёра, ряженные казаками, спускаются по лестнице, хлопая себя по коленям и по животу, и забирают у пары пальто.

Казаки (поют). Мы берём повесить куртки

У гостей Сибири,

Где земля землистее

Любой землицы в мире!

Казаки уносят куртки вверх по лестнице.

Женщина. Чудесно! Красота!
Официант. Да, мы гордимся тем, что у нас больше традиций, чем в любом другом ресторане России. Пожалуйста, пройдёмте к вашему столику. (Проводит их на места.) А сейчас... Усаживанье гостей заморских!

Выходят казаки и так же пританцовывают. Звучит баян.

Казаки (поют). Гость, садись, и будь спокоен:

Здесь сибирский край чудес,

Где из дерева построен

Даже наш сибирский лес!

Казаки отодвигают предназначенные парочке стулья и неуклюже придвигают их так, что те падают на сиденья. Казаки уходят.

Мужчина. Это фантастически!
Официант. Всё ещё только начинается, мистер!
Женщина. Чудесно.
Официант. А сейчас — традиционный вынос меню.

Казаки выносят на носилках боярина в меховой шубе и шапке, с бородой.

Боярин. Мы преподносим вам церемониальное меню Сибири. Сибири — этой могучая сокровищница природы, в которой овцы не носят солнечных очков. (Традиционно целует обоих, затем целует меню.) Приятного аппетита. (Ударяет их обоих доской меню, а затем шарахает ею об стол. После этого своим пальцем он тычет гостям снизу в нос, будто пытается вставить, но не вставляет. Поёт под баян.)

Меню сибирское им дали

В Сибири, а не в Гватемале!

Официант возвращается.

Официант. Всё в порядке?
Мужчина. О, гм, гм, да, нормально.
Официант. Вас не слишком сильно ударили?
Мужчина. О, нет-нет-нет.
Официант. Просто это очень традиционно. Уверен, вы хотите, чтобы всё было аутентично.
Мужчина. О, да!
Женщина. Мы потом прилетим домой и расскажем о вашем...

Женщине щедро окропляют лицо водой.

Официант. Благословляю. Благословляю.

Официант брызжет водой на мужчину. Затем он кричит маниакальным тоном: «Э-гей!» — и втыкает в стол два топора перед гостями. Рядом стоят два широко улыбающихся казака.

Казаки (поют). Он водой святою пырскал,

Когда блюда предлагал,

А потом их по-сибирски

До усрачки напугал!

Казаки уходят.

Официант. Теперь ваш заказ.
Мужчина. А не могли бы вы порекомендовать нам какие-то блюда?
Официант. С удовольствием! Итак, начнём с того, что следовало бы попробовать суп «Томатный клоун».
Женщина. А что это за суп — «Томатный клоун»?
Официант. Прямо в ряху!
Мужчина. Давайте!
Официант. Дальше! Молодому человеку я бы лично посоветовал «Креветочный салат под рубашку» с винным соусом и укропом.

Мужчина кивает головой.

Официант. А сударыне я бы заказал то же самое, но под юбку со сметаной.
Женщина. Со сметаной?
Мужчина. Да.
Женщина. Будьте любезны.
Официант. В качестве основного блюда я бы предложил выбросить месье из окна с запечённым молодым картофелем.
Мужчина. Чудесно!
Женщина. А мне?
Официант. А вам я предлагаю привязать вас к столу и бить тушкой цыплёнка по ушам!
Женщина. Заказываю.
Официант. К этому заказу предлагаю взять ведро ледяной водки на свиной моче!

Пара кивает головой. Официант щёлкает пальцами — заходят казаки.

Официант. Суп «Томатный клоун». Приятного аппетита!

Казаки берут мужчину и женщину за загривки и обмакивают их лицом в суп.

Официант. Полотенца, быстро!

Казаки приносят полотенца и с нарочито игривым усилием вытирают парочке голову. Приходит следующая пара казаков с креветками.

Официант. Под рубашку этому господину.

Казаки берут тарелку креветок и ссыпают её за воротник рубашки.

Официант. А даме — со сметаной!

Казак берёт горсть сметаны и зашвыривает её под юбку посетительнице.

Женщина. А-а-а!
Официант. Водка на свиной моче.

Официант берёт огромную кружку с жёлтой водой и выливает на женщину.

Официант. Ледяная, как и заказывали.

Выливает второй стакан жёлтой воды на мужчину.

Официант. А теперь выкинуть господина через окно.

Казаки грубо подхватывают мужчину и уносят.

Официант. А для дамы — избиение курицей!

Один казак льёт ей на голову кетчуп, второй шлёпает ей сырой куриной тушей по ушам. Ещё два казака выбрасывают мужчину из окна. Официант выносит из кухни тарелку с ломтиками картошки.

Официант. Печёный картофель.

Казаки кидают кусочки картошки на труп мужчины. К нему подходит официант и услужливо наклоняется.

Официант. Ваш счёт, пожалуйста.

Всем творческим коллективам и инициативным группам предлагается к постановке. При использовании материала ссылка на автора обязательна.

Художественная лирика, борющаяся с Богом

http://stihi.ru/2012/01/31/1207

На мой взгляд, с такой искусной тонкостью и притом колоссальной мощью ещё никто не подходил к написанию стихотворений на тему борьбы с религией. Обязательно прочтите! Даже если вы верующий, то попробуйте оценить художественные приёмы и речевые обороты. Даже если отбросить идейность, то это просто фантастически красивое и животрепещущее стихотворение.

Грека и европейский кризис

Ехал Грека через рынок,
Видит Грека — в рынке риск;
Сунул Грека риск свой в рынок
И разрушил рынок вдрызг!

Ошибка в «Преступлении и наказании»

Меня мучит один вопрос. У Достоевского в романе «Преступление и наказание», кажется, путаница произошла.

Смотрите: в начале повествования, когда Мармеладов вваливается домой, мы видим детей Катерины Ивановны — две девочки и мальчик:

«Самая маленькая девочка, лет шести, спала на полу, как-то сидя, скорчившись и уткнув голову в диван. Мальчик, годом старше ее, весь дрожал в углу и плакал. Его, вероятно, только что прибили. Старшая девочка, лет девяти, высокенькая и тоненькая как спичка...»

Часть I, глава 2.

В конце, где Катерина Ивановна с детьми на улице поёт:

«...Но вместо стука в сковороду Катерина Ивановна начинала хлопать в такт своими сухими ладонями, когда заставляла Полечку петь, а Леню и Колю плясать; причем даже и сама пускалась подпевать...»

Часть V, глава 5.

Можно было бы предположить, что Леня — это Лена (девочка), но Достоевский сгруппировал их так: девочка поёт, мальчики пляшут.

«На мальчике была надета...» — это про Колю.
«Полечка была в своем...» — это про девочку.
«На Леню костюмов недостало; была только надета из гаруса шапочка...» — какого же Леня пола?
«Коля и Леня, напуганные до последней степени...» — «Соня и Полечка бросились вслед за ними». — Тут опять девочкам противопоставлены мальчики?

«Коля и Леня, ещё не поняв, что случилось, но предчувствуя что-то очень страшное, схватили один другого обеими руками за плечики и, уставившись один в другого...» — тут оба мальчики. То есть у Катерины Ивановны два мальчика и девочка.

Что произошло у Достоевского? Ошибка? Почему он так написал?